Архив за 17 Окт 2006

В ночь перед…

Вторник, 17 Окт 2006

Со стороны могло показаться, что это взвесь кофе и молока – без лунного света все виделось черно-молочным. А все почему? Черная гладь озера дышала безжизненной тяжестью, оч-чень давно не разрождавшейся чем-нибудь эдаким особенным, тонкозвучащим – давно этот мир не замирал, испытывая чувство чудесного! Озеро все еще умирало: нет-нет, оно не было мертвым, оно именно умирало, и именно поэтому молоко тумана соприкасалось лишь с едва заметным дыханием, а не с поверхностью озера. Эта тончайшая надповерхность, словно натянутая до звенящего состояния кожа барабана, находилась в предощущении рождения: вот-вот… еще один миг вечности… и случится!..

luna8239.JPG

И первым аккордом этой томящей увертюры явилась восхитительная жемчужина, по праву начинавшая занимать достойное место на ночном небесном бархате.
«О-о-о!» — застонало озеро и своим дыханием стало рассеивать туман, чтобы… Нет-нет, это было всего лишь предощущение: словно занавес в театре туман раздвигался, но особенным образом – он расслаивался, рвался, образуя подобие движения карандаша художника, пытающегося догнать ускользающую линию. Да, линии ускользали, но озеру было достаточно тех мгновений, что предшествовали исчезновению – оно наблюдало проявление идеи, той самой, что столь долго ожидалась.

luna8236.JPG

«Да, да, да! Это именно то, именно то, именно то… – звенела натянутая кожа барабана, — благодарю тебя, моя красавица, моя жемчужница вдохновения!!! О-о-о!!!» На кофейной глади рукой, ускользающей за линиями, запечатлелся цветок, вызывающий тонкие вибрации удивительного и чудесного, в центре которого …О-о-о!!!…

luna8237.JPG

Со стороны казалось, что зеркальность озера сливалась с бархатом ночного неба, а лунное молоко стекало сужающейся струйкой – только там и можно было определить границу между зеркалом и бархатом. Только теперь озеро не умирало – оно дышало через белоснежный восхитительный цветок, зародившийся на самом его дне и распустившийся ароматом жизни. Да, это была кульминация. Это было то, ради чего стоило столь мучительно умирать и, умирая, столь восторженно возрождаться! Звучание ночной симфонии торжественно шло на спад: луна выглядела уставшей и клонилась к горизонту.

luna8238.JPG

Но все оставалось в полной гармонии и спокойствии. Теперь озеро отдыхало и его поверхность не вызывала ощущение безнадежности: последние аккорды жизни нежно перетекали в таинственную паузу перед следующим вдохом…

рисунки автора